Будущее анонимайзеров и VPN?

Мы обратились к экспертам за комментариями о возможных последствиях принятия новых поправок в закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», которые поступили в нижнюю палату 8 июня. Некоторые представители ИТ бизнеса считают, что в текущей версии законопроект использует крайне широкие формулировки.

Максим Али
Максим Али,  Старший юрист, юридическая фирма «Максима Лигал»:

Нужно понимать, что уже в текущей редакции проект закона не запрещает VPN и прочие средства обхода блокировок как таковые (к ним относятся сайты, информационные системы, а также компьютерные программы). Основная цель законопроекта: заставить владельцев таких систем и программ «фильтровать» доступ к запрещенным сайтам. Иными словами, им придется вести свой собственный реестр запрещенных ресурсов, формируемый за счет данных от Роскомнадзора.

Другой вопрос, что закон действительно содержит крайне широкую формулировку о том, что же именно понимается под средством, используемым для обхода блокировок. Единственный критерий – это то, что с помощью такого средства осуществляется доступ к запрещенным в России ресурсам. Вполне вероятно, что такая формулировка может вызвать ряд практических сложностей. Возьмем, к примеру, браузер, в котором может быть установлен плагин (то есть программный модуль другого разработчика), который позволяет обходить блокировки. Подпадает ли под действие нового закона только этот плагин или браузер тоже? Законопроект не отвечает на этот вопрос.

Именно поэтому пока что нельзя одобрительно оценить предложенную редакцию законопроекта. Данный документ явно требует уточнения и учета мнения экспертов из отрасли.
К сожалению, подобный подход за последние 3-4 года стал уже традиционным для законодательных актов о регулировании Интернета. Законодатель все чаще прибегает к широким формулировкам, полагая, что важнее принять закон сейчас, чем заниматься его совершенствованием. Получается, что суды или Роскомнадзор должны сами решать, как применять те или иные неоднозначные нормы, что неизбежно создает для участников интернет-рынка угрозу произвола.

Стоит также отметить, что финансовые расходы по применению новых правил лягут на бизнес, а не на государство. В пояснительной записке к законопроекту прямо сказано, что его реализация не потребует дополнительных расходов за счет средств федерального бюджета. Владельцам средств, позволяющих обходить блокировки, потребуется самостоятельно заниматься регулярным мониторингом «черного списка» Роскомнадзора и его адаптацией в своем продукте. И это при статистике, согласно которой в России был запрещен доступ более чем к 6 млн. доменов и IP-адресов за относительно недолгую практику блокировок. Представляется, что больнее всего поправки ударят по небольшим компаниям, у которых возникает самостоятельная статья расходов на работу с Роскомнадзором.

Не останутся в стороне и владельцы поисковых систем. Им также потребуется следить за обновлением реестра Роскомнадзора и исключать запрещенные ссылки из поисковой выдачи. При этом оплошность поисковика в исполнении этой обязанности будет стоить от полумиллиона рублей штрафа.

Интересно и то, что неопределенность для интернет-компаний может сохраняться даже после принятия закона. Методика поиска Роскомнадзором средств обхода блокировок будет утверждаться им самостоятельно (уже после принятия закона), равно как и порядок его взаимодействия с владельцем таких средств и поисковиками. Это также может быть причиной крайне однобокого регулирования данной сферы.


Игорь Бедеров,  компания Интернет-Розыск | CABIS:

Игорь БедеровКонтроль над обществом не возможен без установления той или иной степени контроля над Интернетом.
Напомню, что Реестр запрещённых в РФ сайтов, пополняется отнюдь не интернет-магазинами мягких игрушек. В большинстве своём — это террористические и экстремистские сайты, сайты с порнографией, ресурсы, осуществляющие нелегальную торговлю наркотиками, оружием и иными запрещёнными товарами. Т.е. это преступники.
Та степень контроля, которую планирует реализовать инициативная группа в Госдуме, предполагает, что основное бремя ответственности за посещением запрещённых сайтов ляжет на интернет — провайдеров. Представьте, что вы решили перейти на запрещённый в РФ сайт и установили в этих целях на свой компьютер VPN. Вы активируете VPN, подключаете себе IP-адрес, скажем австралийский, и заходите на ресурс с запрещённым контентом. А теперь вопрос: неужели вы думаете, что провайдер не знает, что у него не было пользователя из Австралии? Провайдер прекрасно знает то оборудование (модем), которое он вам ставил, видит, что вы подменили IP, видит изменение трафика данных при использовании TOR. И главное — он знает, кто вы. У вас с ним заключён официальный договор. Поэтому именно на провайдера ложится обязанность по исключению возможности доступа к запрещённым на территории РФ сайтам.
Также мы понимаем, что реально никакого контроля над Интернетом это не даст. Роскомнадзор, которому будет поручено контролировать исполнение этого закона, не является субъектом оперативно-розыскной деятельности. Это значит, что он будет реагировать только на те нарушения, о которых ему заявят организации и частные лица. Кто будет заявлять на себя, своего провайдера об осуществлении входа на запрещённый ресурс?»
Необходимо отметить, что подробности будущего закона пока носят форму слухов — в открытом доступе законопроекта не обнаружено. По утверждению «Ведомостей», которым удалось ознакомиться с текстом, законопроект представляет из себя комплекс поправок в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 №149-ФЗ и Кодекс об административных правонарушениях.
Тем временем в интернет — сми распространяются даже радикальные трактовки идеи законопроекта: установить полный запрет на использование всех таких систем и программ на территории РФ без выставления к ним каких-либо требований по соблюдению законодательства.


Александр Кот, генеральный директор TextForce:

Александр КотПотенциальные предложения, никак не скажутся на использовании. Нет смысла паниковать. Такие правки в законодательство в первую очередь ударят по системообразующим предприятиям и монополистам, которые напрямую связаны с государством. Все госструктуры используют эти технологии. Поэтому их запрет маловероятен. Скорее запретят telegramm чем VPN, на работе которого троится связь филиалов, например,… не будем приводить названия, но все крупные ГУПы и другие госструктуры

C технической точки зрения запретить сайты определенной тематики невозможно. Даже если начать фильтровать весь трафик, все равно останутся лазейки. Например, запрет поисковым системам выдавать ссылки на конкретные домены совсем не означает, что эти домены исчезнут из сети. Вариант подойти с другого конца тоже нереален: следить за всеми пользователями в сети и применять к ним меры воздействия невозможно.

Однако усложнить жизнь простых пользователей вполне реально. Например, можно скрыть часть вредной информации, обязав поисковые системы ее удалять.
И в некоторых случаях это полезно, впрочем, все барьеры так или иначе можно обойти. Как бы и что бы не запрещали, тот, кому нужно, доступ найдет. А вот случайные потребители, конечно, пройдут мимо.

Запретить интернет невозможно. Наказать Яндекс и Google за «неправильную выдачу» — возможно. Думаю, всё закончится чисткой поисковой выдачи и показательными порками. Неискушенные пользователи станут чаще смотреть порнографию (непонятно, почему её и online казино не запрещают), а те, кому надо, будут чуть больше разбираться в анонимном поиске и научатся работать через удаленные терминалы.